интервью

«Я всегда была против»… // 21.10.2007

 Добрый день, Катя. В начале нашей беседы хочется сразу так в лоб задать вопрос - почему такая молодая, привлекательная девушка, стала политиком? Причём остановив свой выбор не на лоялной власти организации. а остановив совй выбор на радикаизме Лимонова и его соратников по некогда НБП, а ныне Другой России?
 
- Перефразируя известного сибирского музыканта Егора Летова, «я всегда была против»… Просто 2,5 года назад я близко узнала тогда ещё незапрещённую НБП, познакомилась с целями партии и решила связать свою дальнейшую жизнь с оппозицией. Ну и плюс начала тогда же работать в оппозиционной «Красноярской газете», познакомилась с прекрасными людьми, членами Молодой гвардии большевиков… Увлечение политикой у меня с детства. И еще я хорошо знаю проблемы бедных людей, так как сама из простой семьи. Особенно – проблемы бюджетников, сельчан, пенсионеров… Сама я деревенская, мама – учитель... Всегда хотела действовать. Бороться с несправедливостью, социальным неравенством. Позже нас стали называть несогласными. А потом – экстремистами. Я не против…
 
Как ты можете оценить ситуацию в стране в целом? Что тебя не устраивает и толкает продолжать свою деятельность в оппозиции к нынешей власти?
 
- Как говорится в анекдоте, на этот вопрос хорошо ответил Филипп Киркоров, а мне воспитание не позволяет… В целом очень похоже на Сальвадор. Я не современный Сальвадор имею в виду. Во главе государства – чекист, политический террор и социальный геноцид стали привычными, заигрывания с Америкой, власть удерживается только силой… И еще у нас, как в Никарагуа при Сомосе, нет политзаключённых. В Ингушетии недавно пристрелили 17-летнего парня за расклейку листовок. Это серьёзно. В России царит диктатура, побороть которую можно только силой. Объединившись. Через это прошла почти вся Латинская Америка, мой любимый регион… Нам тоже придется через это пройти.
 
А что то из событий местного уровня послужило началу твоей активной политической карьеры. Или тебе хватило взгляда на политическую ситуацию в стране в целом?
 
-Участие в митинге 22 января 2005 г. против монетизации льгот и последующей попытке прорыва через милицейское оцепление на Коммунальный мост. Это те памятные события когда десятки тысяч челове по всей стране, в том числе и в Красноярске, вышли протестовать против грабительской реформы, отбирающей у них основные льготы. Тогда власть пошла на определённые уступки, и я увидела, что чего то можно добиться и е сидя в тёплых кабинетах и миндальничая с властями. Это и было стартом моего активного участия в политической жизни региона. 
Работа в "Красноярской газете» тоже добавила свои штрихи в жизненный расклад.
 
Какие проблемы существуют у нас в  Красноярском крае и что для их разрешения делает местная власть?
 
-Проблем много: постоянный рост цен на продукты и тарифов ЖКХ, задержка зарплат, уничтожение промышленности, низкий уровень мед. обслуживания, плохое состояние дорог. Сугубо региональными проблемами можно считать экологию (радиационное заражение почвы, воздуха, воды, высокое содержание радона; ввоз ОЯТ и строительство завода по его переработке РТ – 2)и транспортную реформу, недавно начатую в городе – сокращение половины автобусных маршрутов и 30% автобусного парка, загубленный на корню электротранспорт. Власти ограничиваются красивыми словами и дутыми «инвестиционными проектами» типа Ванкора и Приангарья. 
Меня возмущает до глубины души наплевательское отношение местных властей к людям, к их нуждам, требованиям, протесту. Хамское равнодушие и нежелание воспринимать чью-либо еще точку зрения, уверенность их в своей непогрешимости. И соответствующие поступки.
 
Какую работу ты и твои товарищи по Другой России ведете в своем регионе, как выражаете свой протест, какие акции проводите, насколько они действенны?
 
- На уровне Красноярска мы пользуемся самым широким спектром действий. Традиционные митинги и пикеты, сходы граждан, кроме того – агитпикеты в вузах и на проходных заводов, демонстрации. При организации акций нам безразлично, будут они санкционированы или нет, отсюда психологическое давление администрации и сотрудников прокуратуры и МВД на активистов и организаторов. По мелочи – расклейка листовок, сбор подписей (последний раз – в конце августа, тогда нам удалось собрать около тысячи подписей против транспортной реформы). Традиционная для нас форма работы – участие в митингах КПРФ и превращение их в несанкционированные акции. Т. е. перекрытие центральных улиц, прорыв оцеплений и прочее. Проводили голодовки протеста возле краевой администрации. Случаются акции прямого действия: 15 марта прошлого года был закидан куриными яйцами вход в горсовет – в знак протеста против повышения тарифов ЖКХ на 29,5%; позже удалось пройти на заседание и разбросать листовки с требованиями относительно реформы ЖКХ (поплатилась работой на радио, и больше ничего, в отличие от питерских товарищей). О результативности… в ходе некоторых акций наших товарищей задерживали, нам приходилось добиваться их освобождения. Однажды из-за этого совместно с союзниками из Революционно-патриотического союза Красноярья и других организаций перекрыли две центральные улицы. «Заложников» нам возвращали. После одного из несанкционированных пикетов Заксобрания создали инициативную группу, члены которой какое-то время контролировали принятие решений по тарифам на жилищно-коммунальные услуги. Совместно с СКМ мы защитили жильцов дома в центре города от незаконной парковки во дворе. Из последнего – отсрочка реализации транспортной реформы (еще одна больная тема для Красноярска). Как самоцель – в департаменте общественной безопасности с нами начали считаться (поняли, что запланированное нами мероприятие пройдет, не взирая на наличие разрешения) и теперь чуть меньше проблем с получением санкций. Не оставляем, кстати, и теоретическую работу – публикации материалов в общей для оппозиции «Красноярской газете», участие в дискуссиях в рамках клуба «Молодой политик».
 
Приходилось ли тебе сталкиватья с преследованием, репрессиями со стороны
правоохранительных органов, насколько жестко по отношению к оппозиции
действуют ваши местные власти?
 
-Сталкивалась, и примеров достаточно. Член КПРФ, ныне сторонник «Другой России» Рим Шайгалимов из-за ярких выступлений против власти и отдельных чиновников полгода провёл в колонии по сфабрикованному уголовному делу. До этого ему пришлось месяц отлежать в психбольнице – якобы на освидетельствовании. Нередко сотрудники органов угрожают оппозиционерам. Особенно это любит работник ГорУВД Юрий Кинцель. Он частенько угрожает лидерам красноярской оппозиции то уголовным преследованием, то физической расправой. Случается, угрожают убийством, но до реализации пока не дошло. В ходу у нас незаконные задержания до и после акций протеста, случалось, срывали разрешенные акции (винтили всю молодежь в радиусе примерно с километр, в милиции потом оказывались не только активисты, но и неформалы и просто случайные прохожие). В порядке вещей необоснованные запреты мероприятий «Другой России» (а ранее – НБП) городской администрацией. Иногда наоборот, со стороны спецслужб начинаются попытки к сближению, заигрывания, это очень противно. Однако в целом, я думаю, ситуация в Красноярске мало чем отличается от происходящего в других городах. Меня, к примеру, тоже не раз обещали привлечь к уголовной ответственности, но пока всё обходится.
 
Считаешь ли ты, что в сложившейся ситуации сотрудничество различных оппозиционных сил необходимо и почему?
 
-22 февраля 2005 года я вступила в Национал-большевистскую партию, неоднократно запрещаемую на протяжении всего существования, в апреле 2007 года признанную экстремистской организацией. Нацболами, как известно, не становятся – ими рождаются, живут и умирают. Эту свою партийную принадлежность я считаю основной. Хотя организации сейчас и не существет, я была и по прежнему остаюсь национал-большевиком. Кроме того, в конце августа этого года я написала заявление на вступление в Объединённый гражданский фронт. На членов ОГФ диктатура тоже обрушивает мощь своего репрессивного аппарата, в том числе и карательную психиатрию – и я считаю, что должна быть с ними. Хотя в Другой России мы и так вместе.
Безусловно, сегодня необходимо объединиться всем людям, желающим свободы своей Родины. Без учёта политических симпатий и идеологии. В годы фашистской оккупации Франции ряды Сопротивления объединили национал-патриотов, социалистов, либералов – всех, потому что у них был общий враг. По сравнению с потерей Родины идеологические споры отступили. Если говорить о России, нужно учитывать, что «на словах», в идеях, не могут объединиться даже многочисленные коммунистические организации. Не говоря уж о широком фронте оппозиции. Это означает, что объединяться нужно в действии. Да, мы все разные. У нас разные «иконы». Разные взгляды на будущее. Но у нас общий враг – диктатура господина Путина. И одна цель – свергнуть диктатора. Ради этого стоит забыть разногласия, ибо всё, что мы можем противопоставить сегодня власти – сплочённость и неколебимая вера в победу. Я не сомневаюсь, что это, как и любовь к Родине, есть у каждого из нас. Но победить мы можем только вместе. Одиночке легко умереть героем. Победить может только сплочённая сила.
 
Беседовал Иван Семешев

Другие статьи
о проекте реклама контакты новости Красноярска PDA