разговор о...

Психология жертвы // 15.03.2008

     Прострация после выборов давно стала правилом, и чем сомнительнее итог, тем тише.  Словно и не было ничего. Конечно, назавтра вяло поспорим, но никаких последствий: для большинства жизнь течет своим чередом. А что? Было ясно заранее: выбрали Медведева, как и договорились, незачем усложнять. Неплохо, но почему никто не добавляет: «Чего вы хотите, у нас психология жертвы?». Так бы точнее и для души полезнее.
     Действительно, «при Путине» многие добыли гораздо больше, нежели имели раньше. Денег прибыло, положение упрочилось, ипотека доступна и амбиции дают выхлоп. Там машины, здесь гардины, на море махнуть, что  в село к родне прогуляться. Работай, благоустраивай, развлекайся.  Криминала меньше, гипермаркеты повсюду, жильё в изобилии – всего вдоволь. Сразу не поймешь недовольных: или неудачники, или мозги набекрень. Есть некоторые проблемы, но мелочь по большому счету… Примерно так размышляют. Было бы понятно, когда в России лет сорок так жили, отнюдь  – считанные годы, но ведь верят, что навечно. Наивные, не сказать – тупые. 
     Героя и жертву рознят восприятие и поступки. Герой пробивает, жертва – подбирает; герой шагает по  правилам,   жертва – по указу; герой свой мир защищает, чужой отвергает, жертва – как в тумане и лишь бы не трогали; герой неповторим и духовен, жертва – невзрачна и по инстинкту. Их разделяет не количество силы, а  воля к осознанию сути. 
     Кого ни спроси – никто не верит в честность выборов. Ажиотажем не пахло, но голосовало более 70%, отчеты  ЦИК не проверишь, а данные экзит-пола – слова. Субъективное мнение не доказательство, но если страна заранее пророчит  победу Медведева, то пахнет бессилием. Вот Путин привел преемника к лидерам СНГ, а на Красной площади сцена ожидает тандем, и полки ломятся от книг Медведева по нацпроектам. Даже не манипуляция – гипнотическая фокусировка сознания. За полгода чиновника преобразили в ипостась власти,  словно с небес свели, и народ принял посланника. Спектакль удался, началась мистерия.  
     Порицая США за внедрение однополярности, сами-то сидим в бесполярном омуте. Не спорю – уютно, пьяно и юморно, но народ мягко прижимают ко дну. Мне противна буржуазная демократия, но антипатия не при чем, если сравнивать, а в западной однобокости все честнее. Нормы любого общества работают на граждан или создают видимость помощи. Либо честь стоит боя, а люди дорожат единством, либо мораль уместна «по ситуации», а электорат разобщается. Ныне подход такой – исполняй или не мешай, а не согласен – взашей или в тюрьму. Полный контроль – все по указу и для вида, но терпим ради семьи и карьеры. Не выбор – иллюзия необходимости, дисциплинарный санаторий: каждый в коконе, врачи бодро шприцуют пропагандой, пока не выглянет мутант или истеричный самодур. Годен, можно выписывать.
     На Западе нет прямой зависимости  закона, партий, СМИ от власти, и госбезопасность не пугает. Иной принцип в основе и все прозрачно. Борцов и у нас хватает, да  их протест упирается в чиновный пояс – ту самую хваленую вертикаль власти. Статьи УК по экстремизму, превышению, покушению на строй или клевете на номенклатуру – что броня. Они позволяют трактовать  акт недовольства как наказуемое деяние с составом преступления, пусть и намека нет. «Состав» определяет звонок «сверху» или, что хуже,  личное ощущение.  Почти все члены ЕР – руководство от моря до моря, и не пробиться с правдой, всё «в молоко», генерал ты или лауреат. Огорожено насмерть, заблокировано, как на войне.
     А интеллект нации – художники, ученые, публицисты? Прямо не говорят или подобострастны, что усомнишься в адекватности. Уж кто раздухарился – это телеведущие. В ночь после выборов Соловьев съязвил – миссис Клинтон  не компетентна, проморгала наш великий успех. Ну да, ее избиратель сам приходит, а наших – скальпель ТВ клонируют, американец от сердца сияет, а мы – добровольно-принудительно из дурмана шоу. Большинство уже не рубит фишку, словно рыбы на льду: глаза навыкат и прорубь рядом, а рыболов  – блесну в воду и нежно по боку гладит – попалась, родная. Рыб много, но как зомби. Смотреть страшно.
     Вспоминается глас Иисуса из Откровения: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих». «Теплый» – кто ни «за» ни «против», не прав, но лжёт. Обыватель. Его «за» – ничто: при Сталине он ладоши отбивал, при Брежневе – улыбкой мертвел, при Ельцине – вонзил когти. Пока молод – рафтинг/скейт, корпоратив, мелкий опт, а заматереет – мандат депутата, пазлы котировок и Хаммер. Мидл-класс на олигархов глаза мозолит, а флюгеры пенсионеров и бюджетных с логикой навыверт – коли говорят, надо слушать. Не отстают и хозяева квартир: задирают цену на съем, охая – заел капитализм, рынок, знаете ли, тяжело. Товар-деньги-товар   и снова деньги. 
     И крест на груди, и поклоны на Пасху бьют, да не слышат зов Христа: «Ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп, и наг». Двоедушие как позиция, совесть не портянка, можно не носить. Что им любовь – кимвал танцпола с сабуфером вместо вибратора. Достоевского, Лескова и Розанова – в печь: экстремизм и провокация на рознь. Господа, большевики опоздали – вот  социальный рай и сад эдемский.
     Дивное время наступило: меньшинство вокруг олигархов как монолит, зрячие одиночки – как камни в пустыне, а поросль большинства – пародия на Страх Божий. Медведев как-то обронил – наконец-то российский народ сложился. Я обомлел – века требуются, если эволюцией мерить, но в безвременье все одинаковы –  тот же феодализм, но с ракетой, геномом и чернорабочим азиатом.  Дожили  – пробил час вассалов, долой этничность – даёшь потребителя усредненных забот!
     В Ингушетии провели акцию «Я не голосовал в декабре» и привезли в Москву 300  томов  подписей неголосовавших. У них меньше половины к урнам пришли, но тома вдруг пропали, и Чуров удивился – где ваши факты? Чиновная вертикаль рассосала. Ингушетия ныне безвестнее  Таиланда или Венесуэлы: то гранатомет ухнет, то спецназ обезвредит – ничего интересного. Случись подобное за кордоном, не то что председатель – министры в отставку подали бы, а у нас – мелькнула заметка и в песок. Вот у звезды грудь разсиликонилась и Бритни пьет голая – это тема.
     Неважно, что в декабре было 109 млн. избирателей, а сейчас – 107 млн., а за преемника 49% от всего электората  проголосовало – меньшинство. Итог в другом  – несогласных стало больше на 40 %, чем в Думу-5. Есть миллион недействительных бюллетеней и плюс  480 тыс. по откреп. удостоверениям. Не перевелись непокорные,  прибив свое «против» на пресс внушения. Они не знают друг друга и разобщены, но повсюду, и отчетливо видят новый Гос-Архипелаг. 
     Положим, народ пожертвовал совесть ради стабильности и принял необходимость. На харчах разговеться не доблесть, у нас это сплошь и рядом. При Советах  людей думать особо  не учили, и демократы не преминули заузить мозги: будь профессионалом, а там хоть луну с фонарём путай. Ожил бы Салтыков-Щедрин, получили бы «Историю одного народа», и  за решетку обличителя.
     Что же дальше? Искать своих, объединяться в группы, писать или иначе обозначать себя. Легко сказать, но где? В Сети, на концертах, выставках или «посвященных» вечерах. Не хватает выраженной идеи, но если перегиб очевиден,   новая идеология уже в «ящике» ума, лишь распакуй Х-файлы и прими. Будет мешать «высокий  слог» и старомодность подхода, но выхода-то нет. Смущение от патетики – следствие демократизации, чужой уже присажен в сознание и нелегко  отделить свое мнение от трансляции. Например, губернатор Толоконский сказал, что 70%  победы Медведева – норма, и никогда не признал бы 80% или 90%. Открылась тайна, почему не «осилил» преемник половину электората – не нужно, перебор глаза колет, а так – и убедительно, и в рамках. Точно – истина где-то рядом, а имеющий уши, да услышит.
     Господь даровал человеку свободу воли, и лучшие большевики мечтали сорвать социальный хомут, а  весь социализм вышел из общинности первых христиан. Не много ли совпадений? Несложно  сопоставить  зависимость от «тлена сокровищ земных» с гнетом глобального рынка товаров и признаться – душу теряем и рабство припечатывает к греху. Для русского это не пустой звук, даже если атеист. Такова наша суть и вера.
Мы минули точку невозврата, пожухли понятия, померкли лидеры, а прошлое стало историей. Очнувшись в иллюминированной тьме, контуры ада или нави обрели черты, но невозможно встать, не завалившись набок. Рай и Правь – термины славянские, значит родные, за ними – совершенство и свет, высшая правда и цель, символ или буквальная жизнь. Человек на коленях не изменит позу, не вырвав психологию жертвы, столетиями вгоняемую в нутро. Большинство утратило смысл, а меньшинство распалось на клан олигархов и раздробленную элиту. Искра несогласия пробила кирпич стены, просто вспышка – один процент электората. Эти сотни тысяч и есть избранные, остальные – статисты или лицемеры. Толку от их знаний, умений или заслуг? Явь действительности условна, но законы устанавливают люди. Мы состаримся, повзрослеет детвора и однажды сын или дочь спросит: «Папа, ты мог изменить мир, что мешало, ты был трус?». Комок в горле будет ответом…
Олег СУДАКОВ

Автор: Олег СУДАКОВ

Другие статьи
о проекте реклама контакты новости Красноярска PDA