колесо истории

160 лет со дня рождения Сурикова // 29.01.2008

     Василий Иванович Суриков родился 1848 году в Красноярске в старинной казачьей семье. Учился в приходском и уездном училищах. Благодаря меценату - золотопромышленнику П.И. Кузнецову - смог получить образование в Академии художеств Санкт-Петербурга. Принимал участие в работе над росписями храма Христа Спасителя в Москве. Картины Сурикова «Утро стрелецкой казни» (1881), «Меншиков в Березове» (1885), «Боярыня Морозова» (1887), «Взятие снежного городка» (1891) и др. относятся к шедеврам русской национальной живописи. Красноярску и окрестностям посвящены многие пейзажные работы Сурикова. Умер в 1916 году в Москве, похоронен на Ваганьковском кладбище. Имя Сурикова носит художественное училище и художественный музей в Красноярске; в 1948 году в городе открыт дом-музей великого художника.
     Нет такого русского человека, который бы не знал полотен Василия Ивановича Сурикова. Его историческая живопись, портреты - национальная гордость России. Но могучий талант Сурикова раскрывался и в многочисленных пейзажных работах. Ландшафты Италии, Крыма, Подмосковья, Волги не раз запечатлевались художником, но более всего отразилась в его творчестве природа родной Сибири, бесконечно любимой художником всю жизнь.
Образы родины с детства вошли в его душу и стали для него неисчерпаемым источником вдохновения на протяжении всей жизни. «Идеалы исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства, - писал Суриков, - она же дала мне и дух, и силу, и здоровье».
     Василий Иванович Суриков прожил в Красноярске первые двадцать лет своей жизни. В 1868 году он уехал в Петербург учиться в Академии художеств, и после ее окончания в 1875 году навсегда поселился в Москве. Но, по верному замечанию искусствоведа В. Никольского, «творческая жизнь Сурикова протекала в Москве, где написаны чуть ли не все картины, но творческая мысль его всегда обитала за Уралом - в Сибири... В Сибири, на родине... находил Суриков воплощение творческих своих замыслов».
     Самые ранние работы Сурикова, дошедшие до нас, уже дают представление о том, как волновала его величественная природа родной земли. Две ранние акварели, датируемые 1862 и 1865 годами, - «Плоты на Енисее» и «Синий камень на Енисее» - свидетельствуют о том, как с детских лет сердцем впитывал будущий художник неласковую красоту родных просторов. В этих листах, особенно в более поздней акварели «Синий камень на Енисее», выполненной семнадцатилетним юношей, уже привлекают выбор сюжета, умение почувствовать могучую силу природы. Через все творчество пронесет Суриков монументальность, бунтарский дух, глубинную мощь, воспитанные в нем Сибирью и ее непокорной природой.
     В годы учебы в Академии художеств Василий Суриков был надолго оторван от Сибири. Он писал родным в Красноярск: «Так бы мне хотелось вас всех обнять да поцеловать, да вот, Бог даст, через годик или полтора как-нибудь уговорю Петра Ивановича (Кузнецова - золотопромышленника, благодаря материальной поддержке которого Суриков смог поехать в Петербург для учебы в Академии художеств) взять меня с собой, чтобы повидаться с вами да порисовать виды сибирские». Лишь через четыре года, в мае 1873 года, Суриков смог вырваться на родину. У него началась грудная болезнь, и П.И. Кузнецов пригласил его в свое имение Узун-Джул, расположенное в живописном уголке минусинской степи, в верховьях рек Немир и Узун-Джул, впадающих в Абакан.
     Всего на несколько дней задержался художник в Красноярске, но и это время он использовал для того, чтобы «порисовать виды сибирские». Родной Красноярск, знакомые с детства горы и берега запечатлел Суриков в нескольких чудесных акварелях. Одна из них, известная под названием «Минусинская степь», отличается мастерством, великолепным владением техники акварели, умением опоэтизировать родной край. На обратной стороне этого листа написано: «Акварель В.И. Сурикова «Поездка в минусинские степи». И в исследованиях, посвященных Сурикову, об этой акварели пишут как об изображающей минусинскую степь. Но даже при беглом взгляде каждый красноярец узнает панораму красноярского правобережья с гордой вершиной горы Такмак, видимой со всех точек города. Легко находится место, с которого сделана акварель, - Суриков точен в передаче окружающей любимой им природы, и сделанные фотографии с предполагаемого местонахождения художника подтверждают удивительно бережное отношение к изображению родной природы Две акварели, выполненные в 1891 году, показывают вершину Такмака через большую водную плоскость Енисея. В это время воображение художника было занято образами героического прошлого Сибири, ведь это была поездка за сбором материалов для картины «Покорение Сибири Ермаком». И даже в этюдах, не относящихся к картине, у Сурикова в это время преобладает героико-монументальное видение. Таковы и эти акварели. В одной из них - «Вид с Енисея на долину реки Базаихи» - изображенные лодка на воде и постройки на берегу значительно уменьшены в размерах, и это создает впечатление грандиозности реки, гор на дальнем плане. То же и в акварели «Енисей». И без того небольшой остров посреди Енисея изображен художником узкой полосой, отчего сразу же видишь перед собой реку огромной мощи.
     В 1909 году Суриков вернулся в Красноярск после долгого перерыва в семь лет. Все эти годы были наполнены тоской по родине. Брату он писал, что хотел бы поселиться в Сибири навсегда, мечтал здесь работать. В Красноярске художник задержался до октября, и в период сибирской неповторимой золотой осени написал несколько великолепных пейзажных работ. Известны три из них: «Енисей у Красноярска», «Горы близ Красноярска» и «Плашкоут на Енисее». В письме дочери О.В. Кончаловской от 23 сентября 1909 года из Красноярска Суриков пишет: «Вчера Крутовские, Кузнецовы и я с Леной ездили к ним на дачи на Енисей. Осенний убор чуден. Солнце сияло. Написал я два этюда «На Енисее».
     Можно предположить, что речь идет об этюде «Енисей у Красноярска», в котором изображен действительно чудный осенний день, когда даже сибирская плотная воздушная дымка не может приглушить всего красочного богатства золотых гор в осеннем уборе над сверкающей лентой реки. И этюд «Плашкоут на Енисее» тоже показывает чистый и ясный осенний день. Перед нами все тот же величественный Такмак, но полотно проникнуто удивительной поэтичностью.
     Много работ Суриков посвятил Красноярску. Здесь одиннадцатилетним мальчиком он делал первые натурные акварели, в этот город он приезжал всю свою жизнь и здесь находил покой и отдохновение от всех печалей. Красноярск проходит через все творчество художника, начиная с его детских работ и кончая акварелями, созданными в последнюю поездку 1914 года. Маленькие узкие переулочки города для Сурикова были наполнены очарованием, ароматом детства и юности. Брат художника Александр Иванович вспоминал: «Почти ежедневно после обеда катались по городу, а большей частью за городом. В особенности он любил ездить на гору к часовне, любуясь городом и его окрестностями... Любил ездить и к сопке, иногда заходил на нее и зарисовывал окрестности города». Эта сопка во времена Сурикова была значительно удалена от города. Сейчас у подножия ее расположен Студенческий городок. С сопки открывается чудесный вид на город внизу, на Енисей, на правый берег с Такмаком. Один из интереснейших живописных пейзажей - «Вид Красноярска с сопки», в котором раскрывается присущая Сурикову панорамность: тают в дымке далекие гористые берега, среди островов причудливо извивается Енисей, кажутся миниатюрными светлые пятна церквей города на фоне необозримых далей.
     Много раз изображал Суриков Красноярск с Караульной горы, на вершине которой поставлена видимая из любой части города и любимая всеми красноярцами часовня Параскевы. Художник часто поднимался на Караульную сопку (она находится лишь в нескольких минутах ходьбы от дома Суриковых), не один раз делал зарисовки, акварели, живописные этюды Красноярска с этой горы. Сохранились некоторые из них, в том числе акварель 1893 года «Вид на Красноярск». Василии Иванович не стремился подробно изобразить город. Красноярск в его представлении сливается с окружающей природой, город - часть того мира, в котором родился и вырос художник и который был так любим им.
     Любил Суриков и старую сибирскую архитектуру. Деревянные, добротно рубленые дома составляли для него часть сибирской старины, которую он так поэтично умел воспеть. Есть свидетельства, что в пейзаже «Боярыни Морозовой» автор изобразил двухэтажный дом своей тетки О.М. Дурандиной по улице Марковского (бывшей Болыпекачинской), использовав его в рисунке «Красноярская улица». «Улица в «Боярыне Морозовой» почти целиком перенесена из Красноярска», - эти слова Сурикова, известные в записи Я.А. Тепина, подтверждаются рисунком «Ряд деревянных домов». Интересно сопоставить его с наброском «Дом Черкашина в Красноярске», выполненным летом 1887 года, когда художник после окончания работы над картиной «Боярыня Морозова» смог приехать в Красноярск. Та же пустынная улица, такой же добротный дом, но по-сибирски более приземистый.
До нас дошло несколько акварелей и рисунков Василия Ивановича, запечатлевших красноярские дома: «Дом Юшкова в Красноярске», «Дом Арбекова в Красноярске», «Дом Охотникова в Красноярске». Один из рисунков изображает красноярский кафедральный собор, не сохранившийся до наших дней. Такие документальные зарисовки родного города представляют не только художественный, но и исторический интерес.
     Последний раз Суриков был в Красноярске за полтора года до смерти, в 1914 году. Он мечтал остаться в Сибири навсегда, уже и место для мастерской с братом присмотрел, но уехал, думая, что возвратится. В эту поездку были созданы последние работы, посвященные родному городу. Одна из них - живописное полотно «Старый Красноярск», в котором художник показал не провинциальный сибирский город с пыльными ветрами, а город сказочный, украшенный белоснежными златоглавыми церквами, поднявшийся в естественной чаше между гор над широкой серебристой лентой реки. Акварель «Вид на Красноярск в районе Благовещенской церкви» изображает город, раскинувшийся у подножия Караульной сопки. Любовью и печалью пронизана эта небольшая работа, глядя на которую, невольно начинаешь думать, что художник предчувствовал свое близкое прощание с родным городом.
Не один раз обращался Суриков к изображению села Торгашино, расположенного на безлесных холмах на правом берегу Енисея. Это село Суриков знал и любил с детства. Отсюда родом была его мать, здесь жила многочисленная родня Суриковых. Окрестности села пустынны, но это давало большую возможность передать вольные сибирские просторы. Именно эти холмы запечатлел художник в картине «Взятие снежного городка». Сохранилось несколько изображений села, выполненных художником в разные годы.
     Красноярцы немало сделали для увековечения памяти своего великого земляка. Но как было бы здорово, если бы в нескольких местах, где работал художник, откуда писал (на острове Отдыха, на улице Дубровинского, у часовни на Караульной горе или в районе сопки), были установлены, пусть скромные, указатели, сообщающие, что здесь работал великий русский художник, отсюда любовался городом, изображал его...
     Отражение Сибири в пейзаже Сурикова огромно: суриковский мягкий окутывающий пленэр - это сибирский плотный воздух с рассеянным светом; густые сочные краски полотен художника - это суровая гамма сибирской природы; эпичность, широта суриковских произведений навеяны бескрайними раздольями непокорной могучей природы. Всеми своими корнями суриковское творчество уходит в Сибирь. Каждая его работа - историческое полотно или скромная акварель с видом родного города - это вечный поклон взрастившей его Родине.

Другие статьи
о проекте реклама контакты новости Красноярска PDA